1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кинотеатр братьев Макдональд в Глендэйле

О чем молчит БигМак? Факт из истории Макдональдс, который знают не все

В названии статьи упоминается одноименная книга Джона Лава. Признаться, в свое время я ее прочитал с целью выяснить какие-нибудь грязные факты, найти скелеты в шкафу этой поистине великой компании (вы ведь тоже кликнули не просто так, верно? ))). Между тем, история возникновения крупнейшей фаст-фуд компании мира достойна того, чтобы с ней ознакомился широкий круг читателей. Итак, приступим!

История компании Макдональдс началась с братьев Макдоналд (странно, правда?). Ричард и Морис, более известные как Дик и Мэк, в 1930-ых годах попробовали найти свою мечту в Голливуде, и спустя некоторое время открыли собственный кинотеатр в Глендейле. Их доход с этого предприятия был небольшой ввиду наступившей Великой Депрессии (когда людям нечего есть, просмотр кино отходит на второй план), и кинотеатр просуществовал всего четыре года. Но так как братья определенно имели склонность к риску, то вскоре они решили попробовать себя в новом деле, на этот раз удовлетворив базовую человеческую потребность — в еде.

В 1937 году братья прекратили заниматься кинотеатром и открыли точку по продаже хот-догов в Монровии (Калифорния), вдохновленные схожим бизнесом, который выглядел вообще единственным прибыльным делом в городе. Вдохновленные успехом, Морис решил открыть точку побольше в Сан-Бернардино, городе рабочих с приблизительно 100,000 населения. В те годы активно развивалась автомобильная индустрия, прокладывались новые шоссе в относительно безлюдных районах, для них строились стоянки с быстрым питанием, так называемые драйв-ины. Подъехав к такому ресторану, к вам подходил официант и записывал заказ. Выходить из машины не было необходимости, перекусить можно было внутри или уехать в удобное место. Образовывались целые сети таких заведений по всем штатам Америки, особенно бурное развитие они получили все в той же Калифорнии (Голливуд это район Лос-Анджелеса в Калифорнии, помним об этом).

На новое предприятие нужны были деньги, и поначалу банки не хотели вкладываться в очередной драйв-ин, пока в конце концов в 1940 году Bank of America не предоставил средств и они открыли свой первый ресторан, уже более похожий на современный Макдональдс.

Новый ресторан неожиданно оказался успешным, и братья стали делать прибыль порядка $40,000 в год. Большинство их клиентов были подростки и молодые люди, приходившие пофлиртовать с официантками, а также рабочие семьи приходившие за недорогой едой. Братья решили, что последняя категория клиентов была для них идеальным клиентом.

Через несколько лет, Макдональды стали строить планы по развитию их бизнес модели, основываясь на приобретенном за годы опыте. В первую очередь, они решили отказаться от официанток, т.к. те были заняты в основном флиртом с посетителями для увеличения своих чаевых, а не обслуживанием гостей. Во-вторых, они поняли, что гамбургеры составляли большую долю их общих продаж. Сковородки чистить было проще, чем грили, а собирать бургеры быстрее, чем сэндвичи.

В 1948 году братья полностью перестроили их ресторан, сместив фокус на гамбургеры, молочные коктейли и картошку фри. Хотя заведение и располагалось там же и все еще ориентировалось на заезжающих водителей, его проект был уникальным:

  • В нем отсутствовала обеденная зона внутри
  • Не было официантов, заказ совершался у кассы и там же принималась еда
  • Братья спроектировали кухню самостоятельно, интегрировав полученные знания в макет в стиле конвейера, обеспечивающий максимальную эффективность и производительность.
  • Бургеры заранее готовились и держались теплыми

Это был успех. Новый формат показался братьям пригодным для создания франшизы. Первый франшизный ресторан был открыт в 1953 году в Фениксе (Аризона), хотя в начале они распространяли саму систему приготовления, а не название. Позже, они уже продавали весь концепт, со стандартизированным дизайном. Примерно в это же время появились и знамениты Золотые Арки, формирующие букву M при взгляде под углом.

Все шло гладко, хотя и не быстро, и в 1954 году братья взяли в партнера Рэя Крока. Макдональды не желали становиться большой сетью ресторанов, считая что таким образом можно навредить качеству, Крок же напротив грезил о быстром расширении, что в итоге привело к конфликту и выкупу Кроком доли братьев. Этот эпизод весьма хорошо описан в фильме «Основатель».

Рэй Крок умел торговать — долгих 17 лет он продавал бумажные стаканчики, затем занимался продажей установок для изготовления мягкого мороженого. Бизнес не шел хорошо, и Крок искал новые возможности. Макдональды встретились на его пути вовремя, и он убедил их, что сможет развивать франшизу братьев (те к тому моменту даже не брали лоялти с франшизников, а сама цена франшизы была весьма низкой). Крок предложил следующее: цена франшизы на 20 лет составляла $950. Причем каждый ресторан должен был платить процент от прибыли, который делился между братьями Макдональдами и Кроком.

Также, он отказался от продажи франшиз на большие территории (штаты), торгуя правом открытия лишь одного ресторана. Само собой, крупным инвесторам это не нравилось, а небольшие не радовались факту действия франшизы всего в 20 лет под контролем Крока. В первый год Рэй продал всего 18 франшиз. Причем, половина рестораторов творили все, что им угодно, продавая в кафе даже пиццу и хот-доги. Надо было что-то менять, еще больше ужесточив контроль над сетью, но для этого владельцы франшиз должны были сами захотеть выполнять все указания Крока.

Как это часто бывает в бизнесе, помог счастливый случай. Один владелец франшизы достиг невероятного успеха, вложив относительно малую сумму средств. Весть о приличной прибыли при малых затратах быстро разнеслась по стране, и вскоре к Кроку стояла очередь из желающих открыть свой ресторан. Теперь он мог диктовать условия им. Но не братьям Макдональдам, все больше противившимся изменениям в работе.

В 1961 году они согласились уступить Кроку права на бренд за $2.7 млн. Таких денег у Крока не было, несмотря на очевидный успех франшизы (его процент от прибыли был слишком мал). Попытки получить средства в банке не приводили к желаемому результату, пока не была придумана гениальная схема — чтобы создать видимость преуспевающий компании, акцент был смещен с самого фаст-фуда на операции с недвижимостью, на которой размещены рестораны. Фокус удался, банки дали кредит и, наконец, братья получили свои отступные и полностью удалились от дел. История Макдональдс продолжилась уже без своих основателей.

Сейчас Макдональдс это: 37 855 ресторанов, 210 000 сотрудников, $21 млрд. прибыли в год.

Подписывайтесь на канал, чтобы узнать еще больше историй про самые знаменитые компании мира!

Кинотеатр братьев Макдональд в Глендэйле

О чем молчит БИГМАК?

Это не корпоративная книга и не история, составлением которой компании отмечают знаменательные события. Я независимый журналист, и корпорация «Макдоналдс» не контролировала и не редактировала мою работу. Однако без ее сотрудничества я бы никогда не смог раскрыть секреты наиболее известной и наименее понятой в Америке компании.

Редкая компания рассказывала столь многое о себе чужаку. Это особенно удивительно в случае с «Макдоналдс» – компанией, по традиции едва ли не сильнее всех в Америке охраняющей свои секреты. И все же, когда дело коснулось этой книги, ни один вопрос не остался без ответа и ни один источник не остался недоступным. Всего я взял интервью более чем у трехсот человек, работавших в компании и вне ее. На написание книги потребовалось четыре с половиной года, но такой взгляд на «Макдоналдс» «крупным планом» стал возможен лишь потому, что сама компания желала этого тщательного исследования. За это я должен поблагодарить старейшего председателя правления «Макдоналдс» Фреда Тернера.

Я также благодарен множеству людей, которые согласились дать интервью и поделиться своим опытом. «Макдоналдс систем» – как исполнительное руководство корпорации, так и франчайзи и поставщики – все это слишком широкая и разнообразная тема, которую невозможно раскрыть, ограничившись интервью с одними лишь высшими руководителями. Поэтому в моей книге вы найдете множество личных историй множества людей, тесно связанных с «Макдоналдс систем». Они делятся с нами своей точкой зрения на эту систему.

Учитывая то, что тема требует самого подробного рассмотрения, я бы не смог справиться с подобным проектом без особенно важной для меня помощи множества людей извне компании «Макдоналдс». Я извлек огромную пользу из исследований Кена Пропса, восьмидесятитрехлетнего директора службы лицензирования. Кен – настоящая ходячая энциклопедия «Макдоналдс», и мне повезло, что он открыл мне так много в своих еженедельных посланиях с важными историческими данными. Я приношу свою особую благодарность Хелен Фаррелл и Глории Нелсон, которые собрали и проверили сотни фактов, придав моей книге завершенность и современность. Выслушать множество людей стало бы куда более трудной задачей, если бы не помощь Мерна Бреммера и Йена Вуди, которые определили местонахождение источников, помогли организовать интервью и открыли те двери, которые иначе остались бы для меня закрыты. Наконец, я в долгу у Чака Рабнера из «Макдоналдс», который координировал поиски исторических фотографий.

На эту окончательную версию истории «Макдоналдс» самым благоприятным образом повлияла Энн По: она прочла первоначальную рукопись и предложила поправки. Энтузиазм Энн, который она проявила к истории «Макдоналдс», стимулировал мои критические способности, которые так важны, когда рукопись закончена начерно и автор истощен. Она помогла мне понять, насколько лучше будет читаться книга, если привести черновую рукопись в порядок. Однако я послушался советов Энн, потому что видел, насколько она заинтересована в качестве книги.

Но самую большую поддержку я получил от моей жены Джоэнн, которой почти пять лет назад я сказал, что проект займет лишь год. В следующие пять лет я трудился сразу над двумя работами, а Джоэнн воспитывала наших детей, получая от меня так мало помощи. Она поддерживала меня всякий раз, когда я полностью уходил в проект – и когда разочаровывался в нем. Еще важнее, что она подталкивала меня к тому, что должен делать всякий журналист и что он делает с огромной неохотой, – к завершению длинной истории.

Читать еще:  Молочный коктейль для ребенка 1 год

Джон Лав, Ноябрь 1986

Сразу за прежним офисом Фреда Тернера на восьмом этаже штаб-квартиры «Макдоналдс», в здании «Макдоналдс Плаза», что находится в западном пригороде Чикаго под названием Оук-Брук (штат Иллинойс), есть небольшой круглый конференц-зал, который называют «оперативным центром». Там проводились встречи высшего менеджмента компании, и это название, пусть оно и кажется претенциозным, с примечательной точностью отражает серьезное отношение компании к игре с гамбургерами.

В этом зале нет ничего претенциозного. Как и все остальное в «Макдоналдс», «оперативный центр» строго функционален и даже эгалитарен. Его главная деталь – большой круглый стол, за которым менеджеры корпорации сидят лицом к лицу, как равные, и свободно обсуждают стратегии. Здесь нет ни мебели красного дерева, ни высоких кожаных кресел, ни дорогих деревянных панелей. Комната лишена атрибутов, которые могли бы указывать на ее принадлежность организации с годовым объемом продаж по всему миру более 24 миллиардов долларов.

Даже телефон здесь самый обычный – один из тех номеров, куда постоянно попадают по ошибке. В таких случаях Тернер прерывает встречу, берет трубку и отвечает: «Алло, это «Макдоналдс». Звонящий озадачен, и Тернер поясняет: «Нет, вы попали в корпорацию «Макдоналдс». Звонящий все еще не понимает, а Тернер настойчиво объясняет: «Мы те самые, с гамбургерами».

Забудьте о том, что позвонивший невольно попал на председателя величайшей в мире компании общественного питания. Настоящая задача в том, как объяснить ему, что такое «Макдоналдс». Эта система тратит более 1 миллиарда долларов в год на продвижение самого рекламируемого бренда в мире. Ее представитель по рекламе – клоун по имени Роналд – знаком американским мальчишкам не хуже Санта-Клауса. У компании розничных пунктов больше, чем у любого другого торговца США. Стоит ли трудиться, объясняя, что «Макдоналдс» – это «те самые, с гамбургерами»?

Звонившего можно простить, В «оперативном центре» такие звонки раздавались и прежде. Куда важнее то, что обычно макдоналдсовский гамбургер мало у кого ассоциируется с огромной корпорацией. Сегодня «Макдоналдс», вероятно, самая известная в мировом масштабе розничная торговая марка, но организация, которая стоит за ней, – одна из наименее понимаемых американских корпораций. Ее маркетинговый образ – притча во языцех. Но корпоративная реальность остается неизвестной.

И тому есть серьезные причины. Одна из них – отражение деятельности компании в прессе. Сегодня «Макдоналдс» – четвертый по величине розничный торговец Америки, и пресса зачарована в основном глянцевой «внешностью» компании. Когда в 1984 году «Макдоналдс» открыл восьмитысячный ресторан и приготовил пятидесятимиллионный гамбургер, это было горячей новостью. Но стратегии, которые «Макдоналдс» использует для того, чтобы доминировать в индустрии общественного питания США с годовым оборотом в 200 миллиардов долларов, никогда не привлекали такого внимания.

В такой ограниченности охвата вряд ли повинна «четвертая власть». «Макдоналдс» и сам приложил руку к продвижению наиболее солнечных аспектов своего бизнеса. С самого начала корпорация поощряла сообщения, внимание которых было сосредоточено на объеме продаж гамбургеров. Братья Макдоналды приступили к этому еще в 1950 году, осветив неоном фасад своего драйв-ин’а в Калифорнии надписью «Продано более миллиона». С тех пор «Макдоналдс» наштамповал множество чисел, показывающих, сколько раз можно было бы уложить между Землей и Луной дорожку из проданных гамбургеров и сколько раз можно было бы наполнить проданным кетчупом русло Миссисипи.

Во времена, когда «Макдоналдс» не продвигал подобную статистику, он представлял себя с помощью романтичных, пусть и поверхностных, рассказов о своем выдающемся и легендарном основателе по имена Рэй Крок. Поэтому история «Макдоналдс» стала историей ее основателя. Крок так удачно олицетворил успех компании, что она стала испытывать недостаток собственной идентичности. На самом деле «Макдоналдс», как представляется, предпочитает корпоративную анонимность. При всей заботе о продвижении маркетингового образа, «Макдоналдс» умолкает, как только речь заходит о внутренней работе. Ее исполнительное руководство сторонится участия в промышленных выставках и в отраслевых ассоциациях. И все эти годы корпоративный менеджмент «Макдоналдс» избегал давать интервью деловой прессе.

McDonald s. О чем молчит БИГМАК? (4 стр.)

«Фастфуд» придумал не Рэй Крок. И рестораны самообслуживания изобрел не он. И первый принадлежащий ему «Макдоналдс» не был самым первым по счету «Макдоналдсом». Приоритет первооткрывателей по праву принадлежит братьям Макдональд – младшему Ричарду и старшему Морису, более известным в кругу близких к ним людей как Дик и Мэк. Как раз они были изобретателями, которым пришла на ум хорошая идея, но не хватило усердия и организаторского таланта для того, чтобы извлечь из нее максимум выгоды. Зная то, как братья пришли к идее быстрого питания, можно понять удивительный процесс рождения изобретения. Но зная вместе с тем, почему им не удалось воплотить ее в жизнь, можно представить себе, сколь велики заслуги Рэя Крока.

Рестораторов в роду у братьев Макдональд не было, да и сами они в этой области никакого опыта не имели, а в сфере общественного питания, где традиции играют особую роль, без этих, казалось бы, необходимых условий переворот совершить невозможно. Рестораны всегда были типично семейными предприятиями, и секреты профессии передавались в таких семьях из поколения в поколение.

Братья не были связаны традициями и не знали секретов. Вскоре после окончания средней школы они покинули родной Нью-Хэмпшир и в 1930 году отправились на поиски лучшей доли в Калифорнию. Они стремились избежать участи, постигшей их отца. Тот был мастером на обувной фабрике, но в период депрессии лишился своей работы. Обувные и ткацкие фабрики Нью-Хэмпшира закрывались, а Калифорния предоставляла возможность испытать себя в новом деле.

И нет ничего удивительного в том, что поначалу братья Макдональд решили использовать самый заманчивый шанс – Голливуд. Они устроились установщиками декораций на голливудской студии, где в основном снимались непритязательные короткометражки с участием комика Бена Тепина. Вскоре, уверовав в перспективу нового дела, братья открыли в Глендэйле собственный кинотеатр. Но все четыре года, что он существовал, им не удавалось заработать достаточно денег даже для того, чтобы выплачивать 100 долларов ежемесячной арендной платы. Они не разорились лишь благодаря уступчивости домовладельца. Однако при этом братья не прекращали искать возможность заняться более выгодным бизнесом, и такой случай наконец представился. Калифорнию охватил новый бум – создание драйв-ин’ов – ресторанов для автомобилистов.

Шел 1937 год. У жителей Калифорнии начала проявляться чрезмерная привязанность к собственному автомобилю. Этим не преминули воспользоваться несколько независимых предпринимателей, которые приступили к строительству в Южной Калифорнии ресторанов, обслуживавших водителей прямо под открытым небом. Сама по себе идея не была абсолютно новой. Еще в 20-х годах некоторые рестораны на Востоке страны ввели у себя так называемое обслуживание у обочины, когда официантки выносили сэндвичи и напитки клиентам, припарковавшим свои машины у ресторана. Однако в середине 30-х годов калифорнийские владельцы ресторанов сумели дальше развить эту идею. Они превратили обслуживание автомобилистов из дополнительной услуги в основную часть своего бизнеса. Вместо «пятачков» у обочины дороги появились просторные и удобные автостоянки, и целый отряд официантов стал обслуживать посетителей, желавших перекусить прямо в автомашине.

По общему мнению, самый первый такой ресторан, получивший название «Пиг стэнд» («Поросячья стоянка»), открылся в 1932 году в Голливуде на перекрестке улиц Сансет и Вермонт. Судя по названию, в качестве фирменного блюда там подавались сэндвичи с жареной свининой. Вскоре после него появились более вместительные драйв-ины, такие, например, как «Карпентерс», владельцы которого, как обычно считается, создали первую в Лос-Анджелесе сеть ресторанов для автомобилистов. Основанная в середине 30-х годов Чарльзом и Хэрри Карпентерами, фирма обслуживала исключительно моторизованных посетителей. Она даже выпускала учебные фильмы для официантов, работавших в подобных заведениях. Примерно в то же время известный в Лос-Анджелесе владелец ресторанов Сидни Хоудмэйкер открыл сеть драйв-ин’ов, называвшихся «Хербертс», чем увеличил доверие клиентов к новому сегменту ресторанного бизнеса, в котором до той поры заправляли преимущественно люди со стороны, не имевшие опыта организации общественного питания.

Всего за несколько лет Калифорния превратилась в громадный ресторан под открытым небом, и новое поколение собравшихся в нем рестораторов заметно выделялось своей предприимчивостью. Они экспериментировали по любому поводу. Стремясь еще больше ускорить обслуживание, они не останавливались ни перед чем. Официанты перестали ходить пешком и стали кататься на роликовых коньках. А вскоре посетители стали передавать заказ при помощи переговорного устройства, которым оборудовали каждое место на стоянке.

Рестораны экспериментировали и с новыми блюдами, которые бы годились для торговли навынос. Когда однажды музыканты местного оркестра, еженощно заезжавшие перекусить в драйв-ин’ Боба Вайэна в Глендэйле, пожаловались, что им уже опротивели гамбургеры, тот приготовил сэндвичи, выглядевшие куда более аппетитно. Это был «трехэтажный» бутерброд с двумя кусками говядины, приправленными разнообразной начинкой. Он имел такой успех, что Вайэн включил его в меню и не успел опомниться, как автостоянка ресторана «Боб’з пэнтри» оказалась забитой автомашинами клиентов, которые желали отведать сэндвичей, ставших местной сенсацией. В 1937 году Вайэн решил дать своему ресторану новое имя, связанное с названием нового блюда, – «Боб’з», «Бар великана». За несколько лет Вайэн с помощью своего сэндвича «Великан» создал в Калифорнии небольшую сеть фирменных ресторанов для автолюбителей, а к началу 40-х годов успел познакомить с калифорнийским авторесторанным феноменом и другие штаты страны. Еще за добрых десять лет до того, как в сфере быстрого обслуживания стала применяться система франчайзинга, Вайэн продал права на работу под вывеской «Великана» Джину Килбургу и Бену Маркусу («Маркс’с») из Милуоки, Дэйву Фришу из Цинциннати, братьям Элиас из Детройта и Элексу Шоунбауму («Шоуни’з») из Нэшвилла и еще полудюжине владельцев драйв-ин’ов.

Читать еще:  Незначительные развлечения в амбаре

Таким образом, открыв в 1937 году в восточном пригороде Пасадены небольшой ресторанчик под открытым небом, братья Макдональд попали в точку. Они оказались в компании предпринимателей, заинтересованных в развитии быстрого обслуживания и торговли навынос и стоявших всего лишь в нескольких шагах от изобретения системы франчайзинга. Первый ресторан «Макдоналдс», хотя и принадлежал к семейству заведений для обслуживания автомобилистов, выглядел на фоне своих собратьев весьма скромно. В то время как Дик и Мэк сами готовили сосиски, а не гамбургеры, взбивали коктейли и обслуживали посетителей, занимавших под тентами десяток стульев, три официанта принимали заказы у клиентов, припарковавших свои машины на стоянке.

В 1940 году братья Макдональд смогли открыть уже гораздо более вместительный ресторан в Сан-Бернардино на перекрестке Четырнадцатой улицы и улицы «Е». Расположенный приблизительно в 50 милях к востоку от Лос-Анджелеса, этот городок, бывший некогда столицей апельсиновых рощ и центром движения адвентистов седьмого дня, стал в начале 40-х годов быстро растущим рабочим предместьем, что пришлось очень кстати братьям Макдональд.

Правда, взглянув на этот «Макдоналдс», никто бы не рискнул предположить, что именно отсюда ресторанный бизнес шагнет в новую эпоху. Скромные 600 квадратных футов не шли ни в какое сравнение с более фешенебельными драйв-ин’ами, выстроенными к тому времени в Лос-Анджелесе. Само здание ресторана было необычной – восьмиугольной – формы. Весь его фасад украшали огромные, в полстены, да еще и поставленные с легким наклоном окна, выставлявшие напоказ посетителям всю кухню, что противоречило принятым канонам. Внутри помещения столиков не было, но снаружи – у боковой стойки – стояло несколько стульев. Стенка, закрывавшая нижнюю часть стойки, была сделана из нержавеющей стали.

Все это сделало ресторан местной достопримечательностью, и к середине 40-х годов он стал любимым местом встреч городских подростков. Уже двадцать официантов и официанток обслуживали водителей и пассажиров 125 автомобилей, плотно забивавших по вечерам в выходные дни ресторанную стоянку. В меню созданного братьями заведения входило двадцать пять блюд, в том числе сэндвичи с говядиной и свининой, а также ребрышки, зажаренные на углях из древесины орешника, который доставлялся в «Макдоналдс» из Арканзаса. И если в сравнении с другими ресторанами кухня «Макдоналдса» казалась непривычной, то его кассовый аппарат работал в лучших традициях удачливых рестораторов – ежегодный оборот превышал 200 тысяч долларов.

Скромный ресторан под открытым небом внезапно превратил братьев Макдональд в нуворишей, почитавшихся всеми жителями Сан-Бернардино. Годовой доход в 50 тысяч долларов, который они делили на двоих, неожиданно для них самих позволил им на равных общаться с местной «знатью» – семейством Гафри, издававшим газету «Дейли Сан», братьями Стэйтерами, владевшими крупнейшей сетью супермаркетов, семьей Хэррисов, которой принадлежал большой универсальный магазин. Братья Макдональд даже заняли один из самых шикарных в городе особняков – дом из 25 комнат в северо-восточном пригороде, стоящий на вершине холма, который обошелся им в 90 тысяч долларов.

О братьях Макдоналд и неистовом Рэе

Монструозная корпорация «Макдоналдс» была создана тремя людьми: двумя рестораторами, не имевшими опыта в кулинарии, и одним бизнесменом, принципиально не желавшим думать о деньгах… Они действовали вопреки всем правилам, но это сработало!

Братья Ричард и Морис (Дик и Мак) Макдоналд при разнице в возрасте в 7 лет (Мак был старше) были не просто дружны, но вообще ни в чьем обществе не нуждались, за исключением друг друга.

«Пойдем сегодня. » — начинал Дик. «В синематограф», — продолжал Мак. «На Макса Линдера», — подхватывал Дик. И они шли. «А давай-ка попросим у матери. » — начинал Мак. «Кукурузных лепешек к обеду», — заканчивал Дик. Куда один — туда и второй. Ниточка за иголочкой. В 1930 году, когда Маку было 28, а Дику — 21, первый сказал: «А может, нам поехать в Голливуд. » «Режиссерами-постановщиками», — закончил второй. Сказано — сделано. Они сели на поезд и навсегда покинули родной Нью-Хемпшир, где им не светило ничего, кроме работы на обувной фабрике — той самой, на которой всю жизнь трудился их отец. Режиссерами-постановщиками их, конечно, не взяли. Только установщиками декораций. Братья целыми днями таскали туда-сюда громоздкие задники, изображавшие то горный пейзаж, то древний город Вавилон, то пароход, плывущий по Миссисипи.

«Надоело», — проворчал однажды Дик. «Давай бросим эту работу», — подхватил Мак. «Лучше откроем кинотеатр», — закончил Дик. Правда, это дело тоже пошло не ахти как… Слишком много было конкурентов, и братья снова сменили курс. Шел 1937 год. Богатую Калифорнию охватил автобум — по дорогам разъезжало уже более миллиона автомобилей. Для автомобилистов строились церкви под открытым небом («Помолись, не выходя из автомобиля!»), кинотеатры («Смотри кино, сидя в собственном автомобиле!») и рестораны («Перекуси прямо за рулем!») — так называемые драйвины.

Братья Макдоналд решили открыть такой драйвин. Через десять лет их годовой доход составлял уже 50 тысяч долларов в год, Дик с Маком перебрались в роскошный особняк из 25 комнат в северо-восточном пригороде Лос-Анджелеса и купили свой первый «Кадиллак».

Их ресторанчик в рабочем предместье процветал: 20 официантов обслуживали одновременно по 125 автомобилей и два десятка столиков. Да только вот за столиками этими повадилась собираться местная молодежь, привлеченная отчасти и прелестями красотки официантки Дайен. Братья Макдоналд, которым все это, казалось бы, шло только на пользу, преисполнялись глухим раздражением. Подростки вечно галдели, ссорились, били посуду, официанты увольнялись, и надо было искать новых, повара требовали повышения жалованья… Все это было очень хлопотно. «Надоело», — начал Дик. «Надо перестроить ресторан», — подхватил Мак. «И никаких больше красоток официанток, чтоб из-за них к нам таскались подростки», — продолжил Дик. «Можно и вообще обойтись без официантов», — согласился Мак. — «И без поваров». — «И без посуды, которая вечно бьется».

Их затея выглядела безумной.

Им говорили, что нельзя закрывать доходный ресторан. Что им и без того сказочно повезло: не имея никакого опыта в ресторанном бизнесе, не будучи потомственными рестораторами (как были почти все их конкуренты), они, оказавшись в нужное время в нужном месте, сорвали куш. Что, начав все сначала, шанса на повторное везение у них не останется — снаряд не попадает дважды в одну воронку. Но братья были непреклонны. Прежде всего они внимательно изучили книги бухгалтерского учета и обнаружили, что 80% оборота составляет продажа гамбургеров. «И какой смысл стараться, жарить мясо разными способами, когда люди покупают одни гамбургеры?» — сказал Дик. «Так надо вместо прежних трех десятков блюд в меню оставить только гамбургеры и чизбургеры», — предложил Мак. «И еще — картошку», — подытожил Дик.

Когда через три месяца после закрытия на реконструкцию их ресторан снова открылся, выяснилось, что братья создали нечто совершенно небывалое.

Небольшое восьмиугольное здание, стены почти сплошь стеклянные — будто аквариум. Внутри — только кухня. Гигантский гриль с тремя грильменами, непрерывно поджаривающими бифштексы. На специальном вращающемся подносе (конструкции Дика Макдоналда) бифштексы одним движением руки отправлялись двум заправщикам, укладывающим их в булочки и добавляющим специальным кулинарным шприцем с дозатором кетчуп и горчицу. Два коктейльмена тем временем сбивали в аппаратах молочные коктейли. А два жармена в огромной фритюрнице центнерами поджаривали картошку фри.

Макдональдс. Начало.

В далёком и беззаботном 1955 году, 15 апреля в стране безграничных возможностей — США, открылся первый Макдональдс. Открыли его два брата-акробата Дик и Мак Макдональды. У братьев уже был опыт ресторанного бизнеса, в конце 40х годов они открыли свой первый ресторан для автомобилистов в городе Сан-Бернардино, который приносил им не плохой доход в размере 200 000 американских грошей в год.

Однако экономика великой державы пошатнулась (вероятно это связано с второй мировой), и братьям срочно нужно было что-то менять. Так и зародилась идея Макдака. Они придумали абсолютно новую на тот момент концепцию ресторанного бизнеса, основанную на быстром обслуживании и невысоких ценах.

Братья ввели систему самообслуживания на прилавке, кухня была заточена под массовое производство и работала по принципу конвейера. Меню по началу было скудноватым и состояло из гамбургера, чизбургера, три вида напитков, молоко, кофе, пирожки, картофель фри и чипсы. Братья совершили ресторанную революцию. Впервые за всю историю ресторанного бизнеса посетители не сидели за столами ковыряя в носу в ожидании своего заказа, а обслуживали себя самостоятельно.

Спустя некоторое время от клиентов просто не было отбоя и приходилось отбиваться от них чуть ли не тряпками, доход братьев превысил 350 тыс. в год. О ресторане начали говорить по всей калифорнии, писать в газетах, журналах и подъездах. Небольшой ресторан стал одним из самых посещаемых мест. Однако идея расширения успешного бизнеса пришла в голову не братьям, а предпринимателю Рэю Кроку, который на тот момент находился в полной жопе и был на грани разорения.

Крок предложил братьям расширить бизнес путём продажи франшиз и открыть сеть ресторанов. Крок основал франчайзинговую компанию «Макдоналдс Систем, Инк».

В 1958 году в Макдаке появилась первая инструкция, где на 75 страницах было подробно описано как готовить еду, правила общения с клиентами, как мыть унитазы зубными щётками и прочая лабуда. На сегодняшний день эта инструкция состоит из 700 страниц, сами работники называют ее библией Макдональдса.

Читать еще:  Картошка с шампиньонами на сковороде рецепт

Мистер Крок в силу своей невезучести не мог поначалу похвастаться большими доходами от продажи франшиз. За год ему удалось продать лишь 18 франшиз. Фортуна повернулась к нему лицом после того, как право на открытие очередного Макдака купил журналист Сэнфорд Агате, чьи доходы за пару лет деятельности превысили доходы невезучего Крока. Это стало лучшей рекламой для франшиз и предприниматели стали смотреть на Макдональдс как на успешный бизнес. Количество желающих открыть Мак возрастало в геометрической прогрессии.

В 1961 году Крок принимает самое важное и удачное решение в своей жизни и выкупает у братьев Макдональд компанию за 2,7 млн долларов. Крок был не от мира сего и иногда принимал неадекватные решения, одно из них было отказаться брать на работу женщин, так как считал, что их присутствие снизит производительность из-за любвеобильных мужичков. В 1968 году мозги у Крока встали на место и это решение пришлось отменить.

И так, дела пошли в гору, население США начало жиреть, а Макдоналдс процветать. К 1963 году производительность Макдональдса составляла около миллиона гамбургеров в день. Тогда же в одном из популярных тв шоу Крок продал миллиардный гамбургер. К 1965 году в США было открыто более 700 ресторанов, появился наконец всеми узнаваемый Роналд Макдоналд.

В 1971 году Макдональдс пришел в Европу. Первый ресторан был построен в Германии. Это произвело фурор на население. Сейчас в Германии около семисот ресторанов.

На сегодняшний день сеть насчитывает более 35 тыс ресторанов в 120 странах. Братья Макдональды, если были бы живы, кусали бы локти из-за продажи компании.

В ассортименте ресторана можно встретить как и классические блюда, так и характерные для каждой страны. Например в Германии и Испании можно купить пиво, а в Гонконге рисовые бургеры.

Кинотеатр братьев Макдональд в Глендэйле

Рестораторов в роду у братьев Макдональд не было, да и сами они в этой области никакого опыта не имели, а в сфере общественного питания, где традиции играют особую роль, без этих, казалось бы, необходимых условий переворот совершить невозможно. Рестораны всегда были типично семейными предприятиями, и секреты профессии передавались в таких семьях из поколения в поколение.

Братья не были связаны традициями и не знали секретов. Вскоре после окончания средней школы они покинули родной Нью-Хэмпшир и в 1930 году отправились на поиски лучшей доли в Калифорнию. Они стремились избежать участи, постигшей их отца. Тот был мастером на обувной фабрике, но в период депрессии лишился своей работы. Обувные и ткацкие фабрики Нью-Хэмпшира закрывались, а Калифорния предоставляла возможность испытать себя в новом деле.

И нет ничего удивительного в том, что поначалу братья Макдональд решили использовать самый заманчивый шанс – Голливуд. Они устроились установщиками декораций на голливудской студии, где в основном снимались непритязательные короткометражки с участием комика Бена Тепина. Вскоре, уверовав в перспективу нового дела, братья открыли в Глендэйле собственный кинотеатр. Но все четыре года, что он существовал, им не удавалось заработать достаточно денег даже для того, чтобы выплачивать 100 долларов ежемесячной арендной платы. Они не разорились лишь благодаря уступчивости домовладельца. Однако при этом братья не прекращали искать возможность заняться более выгодным бизнесом, и такой случай наконец представился. Калифорнию охватил новый бум – создание драйв-ин’ов – ресторанов для автомобилистов.

Шел 1937 год. У жителей Калифорнии начала проявляться чрезмерная привязанность к собственному автомобилю. Этим не преминули воспользоваться несколько независимых предпринимателей, которые приступили к строительству в Южной Калифорнии ресторанов, обслуживавших водителей прямо под открытым небом. Сама по себе идея не была абсолютно новой. Еще в 20-х годах некоторые рестораны на Востоке страны ввели у себя так называемое обслуживание у обочины, когда официантки выносили сэндвичи и напитки клиентам, припарковавшим свои машины у ресторана. Однако в середине 30-х годов калифорнийские владельцы ресторанов сумели дальше развить эту идею. Они превратили обслуживание автомобилистов из дополнительной услуги в основную часть своего бизнеса. Вместо «пятачков» у обочины дороги появились просторные и удобные автостоянки, и целый отряд официантов стал обслуживать посетителей, желавших перекусить прямо в автомашине.

По общему мнению, самый первый такой ресторан, получивший название «Пиг стэнд» («Поросячья стоянка»), открылся в 1932 году в Голливуде на перекрестке улиц Сансет и Вермонт. Судя по названию, в качестве фирменного блюда там подавались сэндвичи с жареной свининой. Вскоре после него появились более вместительные драйв-ины,[1] такие, например, как «Карпентерс», владельцы которого, как обычно считается, создали первую в Лос-Анджелесе сеть ресторанов для автомобилистов. Основанная в середине 30-х годов Чарльзом и Хэрри Карпентерами, фирма обслуживала исключительно моторизованных посетителей. Она даже выпускала учебные фильмы для официантов, работавших в подобных заведениях. Примерно в то же время известный в Лос-Анджелесе владелец ресторанов Сидни Хоудмэйкер открыл сеть драйв-ин’ов, называвшихся «Хербертс», чем увеличил доверие клиентов к новому сегменту ресторанного бизнеса, в котором до той поры заправляли преимущественно люди со стороны, не имевшие опыта организации общественного питания.

Всего за несколько лет Калифорния превратилась в громадный ресторан под открытым небом, и новое поколение собравшихся в нем рестораторов заметно выделялось своей предприимчивостью. Они экспериментировали по любому поводу. Стремясь еще больше ускорить обслуживание, они не останавливались ни перед чем. Официанты перестали ходить пешком и стали кататься на роликовых коньках. А вскоре посетители стали передавать заказ при помощи переговорного устройства, которым оборудовали каждое место на стоянке.

Рестораны экспериментировали и с новыми блюдами, которые бы годились для торговли навынос. Когда однажды музыканты местного оркестра, еженощно заезжавшие перекусить в драйв-ин’ Боба Вайэна в Глендэйле, пожаловались, что им уже опротивели гамбургеры, тот приготовил сэндвичи, выглядевшие куда более аппетитно. Это был «трехэтажный» бутерброд с двумя кусками говядины, приправленными разнообразной начинкой. Он имел такой успех, что Вайэн включил его в меню и не успел опомниться, как автостоянка ресторана «Боб’з пэнтри» оказалась забитой автомашинами клиентов, которые желали отведать сэндвичей, ставших местной сенсацией. В 1937 году Вайэн решил дать своему ресторану новое имя, связанное с названием нового блюда, – «Боб’з», «Бар великана». За несколько лет Вайэн с помощью своего сэндвича «Великан» создал в Калифорнии небольшую сеть фирменных ресторанов для автолюбителей, а к началу 40-х годов успел познакомить с калифорнийским авторесторанным феноменом и другие штаты страны. Еще за добрых десять лет до того, как в сфере быстрого обслуживания стала применяться система франчайзинга, Вайэн продал права на работу под вывеской «Великана» Джину Килбургу и Бену Маркусу («Маркс’с») из Милуоки, Дэйву Фришу из Цинциннати, братьям Элиас из Детройта и Элексу Шоунбауму («Шоуни’з») из Нэшвилла и еще полудюжине владельцев драйв-ин’ов.

Таким образом, открыв в 1937 году в восточном пригороде Пасадены небольшой ресторанчик под открытым небом, братья Макдональд попали в точку. Они оказались в компании предпринимателей, заинтересованных в развитии быстрого обслуживания и торговли навынос и стоявших всего лишь в нескольких шагах от изобретения системы франчайзинга. Первый ресторан «Макдоналдс», хотя и принадлежал к семейству заведений для обслуживания автомобилистов, выглядел на фоне своих собратьев весьма скромно. В то время как Дик и Мэк сами готовили сосиски, а не гамбургеры, взбивали коктейли и обслуживали посетителей, занимавших под тентами десяток стульев, три официанта принимали заказы у клиентов, припарковавших свои машины на стоянке.

В 1940 году братья Макдональд смогли открыть уже гораздо более вместительный ресторан в Сан-Бернардино на перекрестке Четырнадцатой улицы и улицы «Е». Расположенный приблизительно в 50 милях к востоку от Лос-Анджелеса, этот городок, бывший некогда столицей апельсиновых рощ и центром движения адвентистов седьмого дня, стал в начале 40-х годов быстро растущим рабочим предместьем, что пришлось очень кстати братьям Макдональд.

Правда, взглянув на этот «Макдоналдс», никто бы не рискнул предположить, что именно отсюда ресторанный бизнес шагнет в новую эпоху. Скромные 600 квадратных футов не шли ни в какое сравнение с более фешенебельными драйв-ин’ами, выстроенными к тому времени в Лос-Анджелесе. Само здание ресторана было необычной – восьмиугольной – формы. Весь его фасад украшали огромные, в полстены, да еще и поставленные с легким наклоном окна, выставлявшие напоказ посетителям всю кухню, что противоречило принятым канонам. Внутри помещения столиков не было, но снаружи – у боковой стойки – стояло несколько стульев. Стенка, закрывавшая нижнюю часть стойки, была сделана из нержавеющей стали.

Все это сделало ресторан местной достопримечательностью, и к середине 40-х годов он стал любимым местом встреч городских подростков. Уже двадцать официантов и официанток обслуживали водителей и пассажиров 125 автомобилей, плотно забивавших по вечерам в выходные дни ресторанную стоянку. В меню созданного братьями заведения входило двадцать пять блюд, в том числе сэндвичи с говядиной и свининой, а также ребрышки, зажаренные на углях из древесины орешника, который доставлялся в «Макдоналдс» из Арканзаса. И если в сравнении с другими ресторанами кухня «Макдоналдса» казалась непривычной, то его кассовый аппарат работал в лучших традициях удачливых рестораторов – ежегодный оборот превышал 200 тысяч долларов.

Скромный ресторан под открытым небом внезапно превратил братьев Макдональд в нуворишей, почитавшихся всеми жителями Сан-Бернардино. Годовой доход в 50 тысяч долларов, который они делили на двоих, неожиданно для них самих позволил им на равных общаться с местной «знатью» – семейством Гафри, издававшим газету «Дейли Сан», братьями Стэйтерами, владевшими крупнейшей сетью супермаркетов, семьей Хэррисов, которой принадлежал большой универсальный магазин. Братья Макдональд даже заняли один из самых шикарных в городе особняков – дом из 25 комнат в северо-восточном пригороде, стоящий на вершине холма, который обошелся им в 90 тысяч долларов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector